Меню сайта
Содержимое сайта
Изучение Книги Велеса

Категории раздела
Асов А.И. [3]
Слатин Н.В. [0]
Книги [10]
Статьи [17]
Главная » Изучение Книги Велеса » Книга Велеса в России » Статьи


Велеслав. Слово о "Велесовой книге"
Мы живём на отцовской земле,
Внуки Сварога, славные дети,
И летит на крылатом коне
Русь далёкие тысячелетья...
Н. Емелин
(Песня «Русь» из альбома «Коло Коль»)

1. Происхождение и датировка памятника

«Велесова книга» («Влес-книга») – замечательный памятник славянской Родноверческой духовности, горячие споры о времени написания которого ведутся до сих пор. Одни исследователи считают «Велесову книгу» произведением языческих(1) жрецов дохристианской Руси, другие – «белоэмигрантской фальшивкой»(2), написанной уже после революции 1917 г. в среде русских эмигрантов.

Так, например, А. И. Асов (Бус Кресень) полагает, что «Велесова книга» была написана на берёзовых дощечках «волхвом Ягайло Ганом, из рода Ганов Старгородских, в Новгороде Великом, Суроже и Киеве IX века»(3). Некоторые другие авторы высказывают мнение, что текст «Велесовой книги» был написан Ю. П. Миролюбовым(4) в первой половине – середине XX века(5). Иногда авторство «Велесовой книги» (или некоторых её частей) приписывают А. И. Сулакадзеву – археографу-любителю, собирателю древних книг, прославившемуся в первой половине XIX в. грубыми подделками исторических и литературных произведений.

2. Описание дощечек «Велесовой книги»

В 1957 г. Ю. П. Миролюбов вспоминал: «...Первые из «дощек» были мною читаны ещё в двадцать пятом году, и я уже о них забыл подробности. Римские цифры, поставленные на некоторых из них, были сделаны мной. Надо же было как-то их пронумеровать.

Я посылал в Музей (Русский Музей в Сан-Франциско), по мере расшифровки текстов, то, что мог послать, а Кур (А. Куренков) их нумеровал ... по порядку получения, а после подбирал по смыслу и нумеровал. Мне кажется, что в связке «дощьки» были перепутаны, а нумерация Кура близка к истине. …

Первые «дощьки» я читал с огромными трудностями. А потом привык к ним и стал читать быстрее. Прочитанное я записывал. Буква за буквой. Труд этот тонкий. Надо не ошибиться. Нужно правильно прочесть, записать... Одна дощечка брала у меня месяц! Да и после я ещё сверял текст, что тоже брало много дней...

...Роль моя в «дощьках» маленькая: я их случайно нашёл у нашедшего их прежде Изенбека. А затем я их переписывал в течение 15 лет... Почему я взялся за перепись? Потому что я смутно предчувствовал, что я их как-то лишусь, больше не увижу, что тексты могут потеряться, а это будет урон для истории.

Я ждал не того! Я ждал более или менее точной хронологии, описания точных событий, имён, совпадающих со смежной эпохой других народов, а также династий князей и всякого такого исторического материала, какого в них не оказалось!

Зато оказалось другое, чего я и не предполагал: описание событий, о которых мы ничего не знали, обращение к патриотизму русов, потому что деды переживали такие же времена, и т. д.»

3. Язык памятника

Н. В. Слатин о языке «Велесовой книги» пишет следующее(6): «В текстах Влескниги прослеживается, в общих чертах, наличие употребления не менее трёх вариантов языка (или диалектов). Условно их можно пока назвать: венедский (ляшско-чешский), характеризующийся наличием «рж» / «ж» на месте современного русского «мягкого "р"» и отчётливым употреблением носовых гласных, а также некоторой лексикой, сохранившейся в словарном запасе нынешних так называемых западнославянских языков; древний русский, с нерегулярным употреблением носовых гласных и переходом их в соответствующие звуки русского языка позднейшего периода с сохранением «мягкого "р"»; а также ещё более древний вариант языка, до, если так можно выразиться, венедско-русского разделения (этот вариант можно назвать пока славянским). Вероятно, позднее окажется возможным выделить и ещё более древний вариант, на что указывает употребление лексики, общей с санскритом».

4. О древней письменности славяно-русов

Некоторые критики «Велесовой книги» утверждают, что в дохристианское время на Руси, якобы, не было никакой письменности. Между тем, ещё Екатерина II говорила: «Славяне задолго до Кирилла и Мефодия письменность имели». Об этом также свидетельствует целый ряд исторически достоверных источников.

Так, например, черноризец Храбр, болгарский писатель IX в., сообщает: «Прежде убо Словене не имеху книг, но чрьтами и резами чьтяху и гадаху».

В сохранившемся доныне «Житии Константина Философа», принадлежащем перу неизвестного болгарского писателя, свидетельствуется, что в 860 г. Константину Философу (перед смертью принявшему постриг и монашеское имя Кирилл, и под этим именем канонизированного) довелось побывать в Корсуне(7), где он встретил человека, у которого видел «Евангелие и Псалтирь, руськыми письмены писано».

Арабские учёные и путешественники, побывавшие в дохристианские времена на Руси, также свидетельствуют о наличии самобытного письма у русов. Например, Ибн Фадлан (920-е гг.) присутствовал при похоронах «знатного руса» и видел, как на кургане водрузили столб и написали на нём имя умершего, а также имя «царя русов».

Аль Масуди (ум. 956 г.) видел при посещении одного из русских храмов некое пророчество, написанное на камне.

Ибн Якуб эль Недим в своём сочинении «Книга росписи наукам» передаёт рассказ побывавшего у русов (ок. 987 г.): «Мне рассказывал один (...), что они (русы) имеют письмена, вырезаемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображены – не знаю, были ли то слова или отдельные буквы».

Немецкий хронист, епископ Мерзебургский Титмар (978–1018 гг.) видел в одном из славянских «языческих» храмов города Ретры на острове Ругин (Рюген) несколько скульптур славянских Богов, на которых знаками были начертаны их имена.

И список подобных свидетельств можно продолжить.

5. Место написания «Велесовой книги»

О месте написания памятника Н. В. Слатин пишет следующее(8): «Почему-то некоторыми считается, что Влескнига была написана новгородскими волхвами. Но если внимательно прочесть тексты Влескниги, то окажется, что именно о Новгороде, о новгородских реалиях как раз почти ничего и не сказано, тогда как о степи, поле (в смысле степи же), скоте, скотоводстве говорится очень много. Конечно, упоминаются и другие места – например, Карпатские горы. Если придерживаться концепции Влескниги как сборника, созданного с воспитательными патриотическими целями, то место его составления, скорее всего – Южнорусская равнина, где позже образовалась Киевская Русь. Конечно, это нисколько не противоречит тому, что какие-то части текстов могли быть созданы (и, как представляется, и были созданы) во многих других, очень отдалённых друг от друга местах, в разные эпохи, которые разделяют тысячелетия – и десятки тысячелетий, если учитывать устные предания, дожившие местами чуть ли не до нашего времени. Хочется надеяться, что где-то эти предания уцелели и до нынешнего времени».

6. «Священное писание славян»

Некоторые современные исследователи «Велесовой книги», например, А. И. Асов, называют её «священным писанием славян»(9). Здесь необходимо заметить, что Родная Вера наша основывается на непосредственном Природном Ведании и не нуждается, в отличие от некоторых других религий и религиозно-философских учений, например, принадлежащих к авраамической традиции (т. е. иудаизма, христианства и мусульманства), в каких-либо «священных писаниях», подобных иудейской Торе или иудео-христианской Библии. Точнее сказать, священными для родноверов могут быть различные книги, написанные как древними, так и современными авторами – волхвами и просто сведущими людьми, вдохновлёнными на свой труд свыше, но ни одно из этих писаний не может расцениваться как единственно верная и неизменная основа всего Родноверия в целом.

7. «Велесова книга» и современное Родноверие

В современном русском и славянском Родноверии вопрос об авторстве «Велесовой книги», в большинстве случаев, отодвигается на второй план по сравнению с её духовным и историческим содержанием (конечно, далеко не бесспорным). Многие современные приверженцы Родной Веры, в той или иной мере разделяющие идеи «Велесовой книги», тем не менее, не считают её древним памятником, и уж тем более – непререкаемой «Библией» современного Родноверия. Так, например, влх. Велимир в своей книге «Слово почитателям древней культуры»(10), в главе, посвящённой непосредственно «Велесовой книге», пишет:

«Современное развитие русского язычества(11) часто связывают с обнаружением «Велесовой книги» – литературного памятника, якобы написанного новгородскими волхвами в девятом веке. По личному мнению автора этого «Слова...», «Велесова книга» была написана Ю. П. Миролюбовым, а дощечки Изенбека никогда не существовали. Обоснуем это мнение. Аргументами лингвистов и криминалистов пользоваться не будем, поскольку большинству людей они не понятны. Поэтому здесь мы лишь отметим, что все эти специалисты считают «Велесову книгу» поддельной.

Основным аргументом в защиту подлинности книги является мнение, сформулированное еще ее первым исследователем Сергеем Лесным в его работе «Велесова книга – языческая летопись доолеговской Руси», Виннипег, 1966 г. Лесной признал текст «Велесовой книги», предоставленный ему Миролюбовым, подлинным. Как честный исследователь, он привел все аргументы за подлинность книги и против. Основным аргументом «за подлинность» оказалось отсутствие у Лесного ответов на следующие вопросы. Зачем понадобилось создавать такое огромное количество поддельного материала, в большей части абсолютно не понятного? Зачем понадобилось изобретать для этого особый язык, создавать технику письма на дереве, писать с чертой сверху, как в санскрите? Зачем понадобилось создавать мифологию и тысячелетнюю историю целого народа? И все это при условии, что поддельность текста может быть легко доказана!

Оказалось, что «Велесова книга» говорит сама за себя. Никаких оснований к созданию подделки такого масштаба С. Лесной не нашел, и никаких объяснений по этому поводу до сих пор не сделано.

Действительно, масштаб подделки плохо совместим с человеческой психикой, если предполагать, что над «Велесовой книгой» трудился фальсификатор. Значит, книга действительно писалась волхвами или одним волхвом, но только совсем не обязательно в девятом веке.

Естественно думать, что таким волхвом был Ю. П. Миролюбов. Как С. Лесному, так и остальным исследователям «Велесовой книги», он представлялся журналистом, роль которого в судьбе книги невелика. Он будто бы только переписал текст книги с дощечек на бумагу, и все.

По-видимому, действительной фальсификацией является утверждение, что существовали деревянные дощечки с текстом книги. По книге Лесного, владелец дощечек Изенбек не смог указать точно, когда и где он нашел их. Утверждение, что дощечки были найдены в усадьбе Задонских – лишь гипотеза. Эти дощечки видел у Изенбека только Миролюбов. Ни сфотографировать, ни сосчитать их, ни проинформировать общественность о дощечках Миролюбов фактически не захотел. Все это было легко сделать за пятнадцать лет работы. За это время он не мог не задуматься о судьбе дощечек, о том, что ему не поверят, если дощечки пропадут. Сохранившаяся фотография с одной из дощечек не показывает края дощечки и признается экспертами снимком с бумаги. Сразу после смерти Изенбека дощечки исчезли.

Таким образом, от дощечек не осталось никаких следов, кроме усердно сделанных с них копий. Остается думать, что тут Миролюбов и счел нужным ввести нас в заблуждение. Почему он так поступил?

Как говорилось, все дело в том, что сам Миролюбов был язычник. Об этом свидетельствует его литературное творчество, из которого фактически следует, что в задачу Миролюбова входило восстановление языческой веры в России. Это была сверхзадача. В Гражданскую войну он вынужден был эмигрировать. Что же ему оставалось делать? Он был оторван от Родины, а в Советском Союзе язычников не принимали всерьез ни государство, ни подавляющая часть народа. Миролюбов понял, что является одним из последних свидетелей язычества русских крестьян начала века. Ужас того, что древняя культура славян безвозвратно погибнет в горниле социалистического строительства, заставил его работать. За пятнадцать лет он создает «Велесову книгу», чтобы через обсуждение ее подлинности привлечь внимание представителей русской культуры к язычеству. Миролюбов кладет на это жизнь, и это удается.

Проанализируем языческие представления Миролюбова по его книге «Риг-Веда и язычество», написанной уже после того, как работа с «Велесовой книгой» была окончена. В этой книге Миролюбов утверждает, что вплоть до советского времени в России некими волхвами во всей полноте сохранялось волшебное языческое знание. К сожалению, это не подтверждается трудами огромной массы специалистов, которые на рубеже веков «ходили в народ» записывать заговоры, сказки и былины.

Миролюбов же говорит, что многократно сталкивался с такими волхвами. Вот, например, что говорил ему дед на хуторе к северу от Екатеринослава: «В старину люди грамоте знали! Другой грамоте, чем теперь, а писали ее крючками, вели черту Богову, а под нею крючки лепили, и читать по ней знали». В тех же краях, со слов того же Миролюбова, через несколько лет Изенбек найдет дощечки с «Велесовой книгой». Странное совпадение. Тем более странное, поскольку сам Миролюбов отмечает, что дед говорил о подвешенном письме, а про «Велесову книгу», так же написанную, не упоминает, будто и не работал с нею. Письмо такое более ни в одном славянском тексте не встречается.

Еще встреча. В Гражданскую умирал дед-язычник и говорил: «Оборвалась Золотая Цепь, и больше этой Цепи не будет!» По мысли деда, от первых дней мира до настоящего была установлена цепь языческой традиции, которую «умственные» люди передавали от одного к другому. Дед умирал и плакал, потому что не нашел, кому передать свое знание. Если Миролюбов был этому свидетелем, то он должен был поклясться деду сковать заново Золотую Цепь. Этой клятве он остался верен на всю жизнь.

В крестьянской среде, которую якобы наблюдал Миролюбов, было великое множество представителей жреческого сословия. Никто их за колдунов и ведьм не считал. Все они не только умели волховать, но и знали имена богов и объясняли смысл своих обрядовых праздников.

К сожалению, в это невозможно поверить. Остается просто считать, что Миролюбов нас сознательно обманывает – дает понять, что описывает все эти явные фантазии как очевидец.

Между богами книг «Риг-Веда и язычество» и «Велесовой книги» можно установить соответствие. Так, Лада – Жар-Птица ассоциируется с птицей Сва, Beлес – «звездный бог», идентичен с Агни (!?). Три дня Зеленых Святок празднуются в поле в честь Хорса, Ярилы и Даждьбога. В этом легко усматривается культ Триглава; название самого этого праздника – «Троица» – имеет у Миролюбова языческий смысл. Есть в книгах общие термины: Навь и Явь. Все это, якобы, было известно Миролюбову еще в России от народа, еще до знакомства с «Велесовой книгой».

Зная все это и вчитываясь в текст «Велесовой книги», представленный С. Лесным, становится видна ностальгическая любовь Миролюбова к родной земле и патриотизм с чертами, характерными для времен Гражданской войны, пирамидальная структура учения, построенного по аналогии с христианством, и удивительная рациональность в разделении мира людей и мира духов. Древнейшие летописи, былины и сказки говорят, что все было наоборот. Древние герои отстаивали зачастую свои личные интересы, а в соседние русские земли ходили ушкуйничать. Богам поклонялись разным, но только не светлому Триглаву. Трехглавым был змей, да еще бог в Щецине, которому дарили черного коня. Древние герои всегда стояли на грани мира людей и духов – были волхвами и силой владели богатырской.

Миролюбов, наверное, решил, что все это слишком расхожие трафареты для такого оригинального произведения, как «Велесова книга».

Как бы то ни было, задачу свою он выполнил – всколыхнул сознание советской интеллигенции, забросил в него зерна, которые и ныне дают всходы. Эти зерна несут в себе элементы древней культуры, хотя и обмана тоже.

Любопытно, что Кастанеда в своем «Учении Дона Хуана» так же отмечает, что современного «цивилизованного умника» нельзя научить искусству видеть (духов) без обмана.

Поэтому, что бы там ни было, «Велесова книга» Миролюбова – великая книга».

 Слава Роду!

Примечания

(1)Родноверческих.
(2)Так «Велесову книгу» называли политизированные исследователи советского времени.
(3)Цит. по изд.: Свято-Русские Веды. Книга Велеса / Перевод, пояснения А. И. Асова. 3-е изд., испр. и доп. – Москва: Фаир-Пресс, 2005.
(4)Впервые познакомившим широкую общественность с текстом «Велесовой книги».
(5)См., напр., изд.: Что думают учёные о «Велесовой книге». – Санкт-Петербург: Наука, 2004.
(6)Цит. по изд.: Влескнига I: Влескнига. Пер. с древнерусского Н. В. Слатин. Словарь имен и терминов Влескниги. Сост. Н. В. Слатин. Слатин Н. В. Влескнига, русский язык и русская история. – Омск, 2000, стр. 150.
(7)Древнегреч. Херсонес, древнерусск. Хорсунь, в Крыму.
(8)Цит. по изд.: Влескнига I: Влескнига. Пер. с древнерусского Н. В. Слатин. Словарь имен и терминов Влескниги. Сост. Н. В. Слатин. Слатин Н. В. Влескнига, русский язык и русская история. – Омск, 2000, стр. 170.
(9)См., напр., изд.: Свято-Русские Веды. Книга Велеса / Перевод, пояснения А. И. Асова. 3-е изд., испр. и доп. – Москва: Фаир-Пресс, 2005.
(10)Цит. по изд.: Влх. Велимир (Сперанский Н. Н.). Слово почитателям древней культуры. – Троицк: Тровант, 1996, стр. 45-48.
(11)Родноверия.



Источник: http://www.anarath.ru/1veleslav02.html
Категория: Статьи | Добавил: knigavelesa (14.03.2010)
Просмотров: 2638 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 21
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный хостинг uCoz